Хронология500—0 гг. до н. э.90—0 гг. до н. э.

Сообщение Опубликовано » 09 сен 2015, 08:32, последние изменения » 17 авг 2017, 19:34




90 г. до н. э. Упоминания у ПсевдоСкимна


Псевдо-Скимн "Перипл" (около 90 г. до н.э.)

900-910. Моссиники: по своим обычаям, законам и поступкам - самые грубые варвары. Говорят, что все они живут в очень высоких деревянных башнях и всегда все делают открыто, а царя своего, скованного и запертого в башне, прилежно стерегут в самом верхнем этаже; стерегущие его следят за тем, чтобы все его распоряжения были согласны с законом; если же он в чем-либо преступит закон, то они, говорят, подвергают его жесточайшей, казни, но давая пищи.

911-916. Керасунт, колония синопейцев, перед которой тянется пустынный остров, называемый Аресовым. Рядом жил народ тибарены; они всячески стараются смеяться, признавая это величайшим благополучием.


Материалы:

ИЗВЕСТИЯ ДРЕВНИХ ПИСАТЕЛЕЙ ГРЕЧЕСКИХ И ЛАТИНСКИХ О СКИФИИ И КАВКАЗЕ. Латышев В. В. 1947


80 г. до н. э. Митридат Неоптоль побеждает скифов


Понтийский статег Митридат Неоптоль разбил флот скифов, отнял у них Тиру и Ольвию. А чуть позднее в Керченском проливе также разбивает флот скифов, а зимой на льду наносит поражение союзным войскам Боспора и скифов. Сила и авторитет скифов пошатнулись, но они продолжают оказывать влияния на политику своего региона. Подробнее.


66—65 гг. до н. э. Митридат VI Евпатор в Диоскурии


Пребывание понтийского царя Митридата VI Евпатора в Диоскуриаде, который вёл войну против Рима. Сто лет ушло у Рима на завоевание Северо-восточной части Черного моря.


Материалы:

"История Абхазии в датах". Т.А. Ачугба 2011


64 г. до н. э. Упоминания у Страбона


Страбон (около 64/63 г. до н.э. - около 23/24 г. н.э.)

Страбон География (перевод Г.А. Стратаковского) М., 1994

I. II. 1. Митридат, прозванный Евпатором, и его полководцы познакомили нас со странами, лежащими за рекой Тирасом до Меотийского озера и морского побережья, которое оканчивается у Колхиды.

II. II. 39. Ведь, как все согласны, первоначальное плавание в Фасис по приказанию Пелия, возвращение и занятие островов (как бы продолжительно оно ни было) во время плавания вдоль берегов содержат какой-то элемент правдоподобия. Я утверждаю, что и еще более далекое странствование Иасона (как и странствование Одиссея и Менелая) также в какой-то степени правдоподобно, как это доказывается существующими до сих пор и заслуживающими доверия памятниками, а к тому же и словами Гомера. Так, например, около Фасиса показывают город Эю и признается достоверным, что Эет царствовал в Колхиде, а имя Эета часто встречается среди местных жителей той страны. Далее, волшебница Медея является исторической личностью, и богатства тамошней страны, состоящие из золотых, серебряных, железных и медных рудников внушают мысль об истинном мотиве похода, что заставило и Фрикса еще раньше предпринять такое путешествие. Кроме того, существуют памятники обоих походов: святилище Фрикса, расположенное на границах Колхиды и Иберии, и святилища Иасона, которые показывают во многих местах в Армении и Мидии и в соседних с ними странах. И, кроме того, как говорят, есть много доказательств похода Иасона и Фрикса в области Синопы и примыкающего к ней побережья, а также в районе Пропонтиды и Геллеспонта, вплоть до Лемносской области. Существуют следы похода Иасона и преследовавших его колхов в обширной области вплоть до Крита, Италии и Адриатического моря.

I. III. 2. Эратосфена можно упрекнуть не только за подобные рассказы; он утверждает, что в его время точных и подробных сведений о морях еще не было, и в то же время призывает нас не принимать необдуманно на веру сообщения из случайных источников и пространно излагает причины, почему мы не должны верить никому из тех, кто пишет мифические рассказы о странах, расположенных вдоль Евксинского Понта и Адриатического моря; сам он, однако, верит рассказам первого встречного. Так, например, он принял на веру сообщение, что Исский залив является самым восточным пунктом Средиземного моря, между тем как залив у Диоскуриады в самом отдаленном углу Евскинского Понта находится почти на 3000 стадий восточнее, даже если следовать исчислению стадий самого Эратосфена, о котором он говорит.

I. III. 7. Течение в проливах объясняется другой причиной, а не тем, что наносы речного ила заполнили глубокие места в море. Ведь наносы образуются у самых устьев рек, например так называемые "Груди" в устье Истра, Скифская пустыня и Сальмидесс (где и другие бурные потоки содействуют образованию наносов); песчаное низкое устье Фасиса и топкое побережье Колхиды; устье Фермодонта и Ириса, вся Фемискира, равнина Амазонок и большая часть Сидены.

II. V. 22. Вдоль Херсонеса лежит пролив шириной в 7 стадий, около Сеста и Абидоса; через него Эгейское море и Геллеспонт вытекают на север в другое море, которое называется Пропонтидой. Она же в свою очередь течет в другое море, прозванное Евксинским Понтом. Последнее состоит как бы из двух морей; ибо приблизительно по середине его выдвигаются два мыса: один от Европы и с северных стран, а другой напротив его от Азии, которые суживают проход в середине и образуют два больших моря. Европейский мыс называется Криуметопом, а азиатский - Карам- бисом; они отстоят друг от друга приблизительно на 2500 стадий. Западное море имеет в длину от Византия до устья Борисфена 3800 стадий, а в ширину 2800 стадий; в этом море лежит остров Левка. Восточное море, продолговатое по форме, оканчивается в узкой впадине у Диоскуриады, имея в длину 5000 стадий или немного более, ширина же его около 3000 стадий. Окружность всего моря составляет приблизительно 25000 стадий. Некоторые сравнивают форму этой окружности с натянутым скифским луком, уподобляя тетиве так называемые правые части Понта (т. е. побережье от устья до впадины у Диоскуриады; ведь, кроме мыса Карамбис, весь остальной берег имеет только незначительные углубления и выступы, так что он похож на прямую линию). Остальную часть сравнивают с рогом лука с двойным изгибом; верхний изгиб более закругленный, нижний более прямой; таким образом, левый берег образует два залива, из которых западный значительно более закруглен, чем восточный.

III. V. 31. От Танаиса и Меотиды простираются уже азиатские области по эту сторону Тавра, смежные с Танаисом и Меотидой, а за ними следуют области за Тавром. Горная цепь Тавра делит Азию на две части (а Тавр тянется от оконечности Пафлагонии к восточному морю у Индии и у живущих там скифов); греки назвали ту часть материка, которая обращена к северу лежащей "внутри" Тавра, а часть, обращенную к югу, лежащей "вне" Тавра; соответственно земли, прилегающие к Меотиде и к Танаису, относятся к областям внутри Тавра. Первые из этих частей расположены между Каспийским морем и Евксинским Понтом и оканчиваются п одном направлении у Танаиса и Океана, т. е. как у Внешнего океана, так и у части его, образующей Гирканское море; в другом направлении они оканчиваются у перешейка, там, где расстояние от впадины Понта до Каспийского моря наименьшее. Затем идут области внутри Тавра к северу от Гиркании, до моря у Индии, до живущих там скифов и горы Имей. В этих областях частью обитают меотийские савроматы и савроматы, живущие между Гирканским морем и Понтом, вплоть до Кавказа и области иберийцев и албанцев, а также скифы, ахейцы, зиги и гениохи; частью же за Гирканским морем живут скифы, гирканцы, парфяне, бактрийцы, согдийцы и остальные обитатели областей, лежащих на север от Индии. К югу от части Гирканского моря и от всего перешейка между этим морем и Понтом простираются большая часть Армении, Колхида, вся Каппадокия до Евксинского Понта и до тибаранских племен.

IX. II. 42. Передают, что так называемые ахейцы на Поите были колонистами орхоменцев, которые после взятия Трои блуждали в этой области под предводительством Иалмена.

XI. II. 1. При таком географическом положении первую часть - от северных стран и океана - населяют некоторые скифы-кочевники, живущие в кибитках, а еще далее от них в глубь страны - сарматы (также скифы), аорсы и сираки, простирающиеся на юг до Кавказских гор; они частью кочевники, частью живут в шатрах и занимаются земледелием. Вокруг озера Меотиды живут меоты. У моря расположены азиатская часть Боспора и Синдская область. За ней обитают ахейцы, зиги, гениохи, керкеты и макропогоны. Над этими областями лежит ущелье фтирофагов. За гениохами находится Колхида, лежащая у подошвы Кавказских и Мосхийских гор. Но так как река Танаис является границей Европы и Азии, то я и начну отсюда описание отдельных стран.

XI. II. 11. К числу меотов принадлежат сами синды и дандарии, тореаты, агры и аррехи, а также тарпеты, обидиакены, ситтакены, доски и некоторые другие. К ним относятся аспургианы, живущие на пространстве в 500 стадий между Фанагорией и Горгипией. Когда царь Полемон, напав на них под предлогом заключения договора о дружбе, не сумел, однако, скрыть своего намерения, они перехитрили его и, захватив в плен, убили. Все азиатские меоты были подвластны частью владетелям торгового центра на Танаисе, частью же - боспоранам. Однако иногда то те, то другие поднимали восстание против своих властителей. Нередко правители боспоранов захватывали области вплоть до Танаиса, в особенности же последние их владыки: Фарнак, Асандр и Полемон. Фарнак, как говорят, однажды, очистив какой-то старый канал, провел через него реку Гипанис в страну дандариев и затопил ее.

XI. II. 12. После Синдской области и Горгипии, что на море, следует побережье ахейцев, зигов и гениохов. лишенное большей частью гаваней и гористое, так как оно является частью Кавказа. Эти народности живут морским разбоем, для чего у них есть небольшие, узкие и легкие лодки вместимостью приблизительно до 25 человек, редко - до 30; у греков они называются "камарами". Как говорят, эту Ахею заселили фтиотийские ахейцы из войска Иасона, а лаконцы поселились в Гениохии; предводителями последних были Крекас и Амфистрат - возницы Диоскуров; по всей вероятности, гениохи получили свое имя от них. Снаряжая флотилии таких "камар" и нападая то на купеческие корабли, то даже на какую-нибудь страну или город, они господствовали на море. Иногда им помогают даже жители Боспора, предоставляя свои корабельные стоянки, рынок для сбыта добычи. Когда они возвращаются в родные места, то при отсутствии корабельных стоянок им приходится на своих плечах переносить "камары" в леса, где они и живут, обрабатывая скудную землю. Когда же наступает время плавания, они снова несут свои лодки к берегу. Точно так же поступают они и в чужих странах, где им хорошо известны лесистые места; там они прячут свои "камары", а сами пешком бродят днем и ночью, похищая людей для продажи в рабство. Похищенных они с готовностью предлагают отпустить за выкуп, извещая об этом после выхода в море их родных. В землях, подчиненных местным властителям, правители оказывают помощь жертвам насилия; они нередко в свою очередь нападают на разбойников и, захватив их "камары", приводят назад вместе с экипажем. Области, подчиненные римлянам, более бессильны против этого зла из-за небрежения посылаемых туда правителей.

XI. II. 13. Таков образ жизни этих народностей. Управляют ими так называемые "скептухи", а эти последние сами подвластны тиранам и царям. Так, например, у гениохов было 4 царя в то время, когда Митридат Евпатор, изгнанный из страны своих предков в Боспор, шел через их землю. Эта страна оказалась легко проходимой; от намерения пройти через страну зигов ему пришлось отказаться из-за ее суровости и дикости; только с трудом удалось Митридату пробраться вдоль побережья, большую часть пути продвигаясь у моря, пока он не прибыл в страну ахейцев. При их поддержке царю удалось завершить свое путешествие из Фасиса - без малого 4000 стадий.

XI. II. 14. От Корокондамы морской путь сразу же идет на восток. В 180 стадиях от нее находятся Синдская гавань и город. Затем на расстоянии 400 стадий следуют так называемые Баты - селение и гавань там, где по направлению на юг, как думают, почти что напротив этого побережья, лежит Синопа, подобно тому как мыс Карамбис (о котором уже шла речь) лежит против Криуметопона. После Бат Артемидор называет побережье керкетов (где есть корабельные стоянки и селения) длиной почти в 850 стадий; затем побережье ахейцев - 500 стадий; потом берег гениохов - 1000 стадий; далее Большой Питиунт - длиной 360 стадий вплоть до Диоскуриады. Историки митридатовых войн, которые заслуживают больше доверия, напротив, называют сперва ахейцев, затем зигов, потом гениохов, далее керкетов, мосхов, колхов, живущих над ними фтирофагов и соанов и другие небольшие народности около Кавказа. Сначала побережье, как я сказал, тянется на восток и обращено к югу, но от Батов оно понемногу делает поворот и затем обращается к западу, оканчиваясь у Питиунта и Диоскуриады; ведь эти местности Колхиды примыкают к вышеупомянутому побережью. За Диоскуриадой следуют остальное побережье Колхиды и прилегающее к ней после значительного изгиба побережье Трапезунта; затем оно продолжается почти по прямой линии и образует правую сторону Понта, обращенную на север. Все побережье ахейцев и остальных народностей вплоть до Диоскуриады и местностей, расположенных на прямой линии к югу от нее в глубине страны, лежит у подошвы Кавказа.

XI. II. 15. Эта гора возвышается над обоими морями - Понтийским и Каспийским, перегораживая как бы стеной разделяющий их перешеек. Гора отделяет с юга Албанию и Иберию, а с севера - сарматские равнины. Она покрыта лесами из всевозможных пород и в особенности корабельным лесом. По словам Эратосфена, местные жители называют Кавказ Каспием может быть от имени [племени] каспиев. Некоторые отроги горы выдаются по направлению на юг; они охватывают середину Иберии, соприкасаются с Армянскими и так называемыми Мосхийскими горами, а также со Скидисом и Париадром. Все эти горы являются частями Тавра, образующего южную сторону Армении; они как бы оторваны от Тавра на север и выступают вплоть до Кавказа и части Евксинского побережья от Колхиды до Фемискиры.

XI. II. 16. Так как Диоскуриада лежит в таком заливе, занимая самую восточную точку всего моря, то она считается "впадиной" Евксинского Понта и [плавание к ней] - самым отдаленным. Потому что так надо понимать общеизвестный стих На Фасис, кораблям где самый крайний путь, (Неизв. трагедия, фрг. 559. Наук) но не так, будто автор ямба имел в виду реку, а не одноименный с ней город, лежащий на реке; скорее по одной части страны он обозначил всю Колхиду, так как от реки и города до "впадины" остается пути по прямой не меньше 600 стадий. Эта же Диоскуриада является началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для живущих выше и соседних народностей. Во всяком случае в этот город собирается 70 народностей (согласно другим, которые вовсе не заботятся о действительности, даже 300). Все они говорят на разных языках, так как живут врозь и замкнуто в силу своей гордости и дикости. Большинство их - это сарматы, но все они кавказцы. Таковы мои сведения о Диоскуриаде.

XI. II. 17. Что касается остальной Колхиды, то большая часть ее расположена на море. Через Колхиду протекает Фасис - большая река, берущая начало в Армении; она принимает притоки - воды Главка и Гиппа, текущие с соседних гор. Фасис судоходен до Сарапан - крепости, в которой может поместиться даже население целого города. Отсюда сухим путем по проезжей дороге доходят до Кира в 4 дня. На реке Фасис лежит одноименный город - торговый центр колхов, огражденный, с одной стороны, рекой, с другой - озером, а с третьей - морем. Плавание отсюда о Амиса и Синопы занимает 2 или 3 дня из-за того, что земля на морских берегах топкая и в устьях рек болотистая. Страна замечательна не только своими плодами (за исключением меда, который большей частью горчит), но и всем необходимым для кораблестроения. Она производит много леса и сплавляет его по рекам. Жители выделывают много льняного полотна, пеньки, добывают воск и смолу. Льняные ткани местного производства пользуются даже широкой известностью. Действительно, они вывозили льняные ткани чужие страны, и некоторые, желая показать некое родство колхов с египтянами, находят в этом факте подтверждение своего взгляда. В стране мосхов над вышеупомянутыми реками находятся основанное Фриксом святилище Левкофеи и оракул Фрикса, где не приносят в жертву барана. Некогда богатый, в наше время оракул был ограблен Фарнаком и несколько позднее Митридатом Пергамским. Ибо, по словам Еврипида, после разорения страны Страдает божество, не жаждет поклонения.

(Троянки 26)

XI. II. 18. Насколько эта страна в древности была знаменита, показывают мифы, которые говорят, хотя и в туманной форме, о походе Иасона, достигшего Мидии, и о еще более раннем походе Фрикса. Последующие цари-преемники владели страной, разделенной на "скептухии", но благополучие их было невелико. Когда власть Митридата Евпатора значительно усилилась, страна подчинилась его господству. Царь постоянно посылал туда кого-нибудь из "друзей" [приближенных] в качестве "наместника" или "правителя". В числе этих "наместников" был Моаферн - дядя моей матери с отцовской стороны. Из этой страны царь получал больше всего помощи для оснащения своего флота. После крушения могущества Митридата вся его держава распалась и была разделена между многими правителями. В конце концов Колхидой завладел Полемон, а после смерти последнего правила супруга его Пифодорида, которая была царицей колхов, городов Трапезунта и Фарнакии и лежащих выше варварских областей, о которых речь пойдет дальше. Страна мосхов, в которой находится святилище, делится на 3 части: одна часть под властью колхов, другая - иберийцев, а третьей владеют армяне. В Иберии есть также городок (городок Фрикса) - современная Идеесса, хорошо укрепленный пункт на границе Колхиды. Около Диоскуриады протекает река Харес.

XI. II. 19. К числу народностей, которые сходятся в Диоскуриаду, принадлежат и фтирофаги, получившие это имя от своей нечистоплотности и грязи. Поблизости живут и соаны, которые ничуть не уступают им в смысле неопрятности, но превосходят могуществом; и, быть может, они почти что самые воинственные и сильные из всех. Во всяком случае они господствуют над всеми народностями вокруг них, занимая вершины Кавказа, возвышающиеся над Диоскуриадой. У них есть царь и совет из 300 человек, как говорят, они могут выставить войско до 200 000 человек. Действительно, вся народная масса представляет боеспособную, хотя и неорганизованную силу. В их стране, как передают, горные потоки приносят золото, и варвары ловят его решетами и косматыми шкурами. Отсюда, говорят, и возник миф о золотом руне. Некоторые называют их также иберийцами - одинаково с западными - от золотых россыпей, находящихся в обеих странах. Соаны применяют для наконечников стрел яд удивительного действия, который своим запахом приносит мучения даже нераненым отравленными стрелами. Прочие народности, живущие около Кавказа, занимают скудные и незначительные пространства земли; напротив, албанские и иберийские племена, которые как раз занимают большую часть вышеупомянутого перешейка, можно, пожалуй, также назвать кавказскими племенами. Они владеют плодородной землей и могут развить хорошее хозяйство.

XI. III. 4. Существует 4 прохода в страну. Один ведет через колхское укрепление Сарапаны и ущелье вблизи него. Через это ущелье Фасис (из-за извилистости этой реки через нее ведут 120 мостов) бурным и стремительным потоком низвергается в Колхиду, причем во время ливней местность покрывается рытвинами от множества горных потоков. Истоки Фасиса в горах, лежащих над Иберией, где он наполняется водами множества источников, а на равнинах он принимает еще и другие реки, среди них Главк и Гипп. Наполнившись водами притоков и став судоходной, эта река впадает в Понт; при устье ее находится одноименный город и поблизости от него озеро. Таков проход из Колхиды в Иберию, прегражденный скалами, крепостями и бурными реками.

XI. V. 6. Наиболее высокими частями настоящего Кавказа являются самые южные его части - у Албании, Иберии, страны колхов и гениохов. Там обитают племена, которые, как я указал выше, сходятся в Диоскуриаду, а сходятся они туда главным образом за солью. Из этих племен одни занимают вершины гор, другие же обитают в лесных долинах, питаясь большей частью мясом диких животных, дикими плодами и молоком. Зимой вершины гор недоступны, а летом люди поднимаются на них, подвязывая к ногам из-за снега и льда утыканные шипами широкие куски сыромятной бычьей кожи по форме вроде литавров. Спускаться им приходится со своей кладью, лежа на шкурах и скользя по льду, так же как это делается в атропатийской Мидии и на горе Масий в Армении. Там, однако, подкладывают под подошвы сапог утыканные шипами деревянные колесики. Таковы вершины Кавказа.

XII. III. 17. За Сиденой находится укрепленный город Фарнакия. За ним идет греческий город Трапезунт, морской путь до которого из Амиса составляет 2200 стадий. Затем отсюда до Фасиса около 1400 стадий, так что общее расстояние от [халкедонского] святилища до Фасиса составляет приблизительно 8000 стадий, может быть несколько больше или меньше. Если плыть вдоль этого побережья от Амиса, то сначала открывается Гераклов мыс, затем мыс Иасоний и река Генет, потом городок Котиора, откуда была выслана колония в Фарнакию; далее - разрушенный Исхополь, потом залив, в котором расположены Керасунт и Гермонасса незначительные поселения; недалеко от Гермонассы находятся Трапезунт и затем Колхида. Здесь где-то находится одно поселение под названием Зигополь. О Колхиде и о побережье, лежащем над ней, я уже сказал.

XII. III. 18. Над Трапезунтом и Фарнакией расположены тибарены, халдеи, санны, которые прежде назывались макронами, и Малая Армения; аппеты, раньше называвшиеся керкитами, живут где-то поблизости от этих мест. Эти области пересекают весьма скалистая гора Скидис, соединяющаяся с Мосхскими горами, что над Колхидой (вершины ее занимают гептакомиты), и гора Париадр, которая тянется от Сиденской области и Фемискиры до Малой Армении, образуя восточную сторону Понта. Все жители этих горных областей совершенно дикие, однако гептакомиты превосходят в этом смысле прочих. Некоторые живут даже на деревьях или в башнях, поэтому древние называли их мосинеками, так как башни эти называются "мосинами". Они питаются звериным мясом и древесными плодами; они нападают также на путников, спрыгивая на них прямо со своих дощатых шалашей на деревьях. Гептакомиты уничтожили 3 манипула войска Помпея, когда те проходили через эту горную область; варвары приготовили на дорогах сосуды с опьяняющим медом, добываемым из ветвей деревьев. Затем они напали на римских воинов, напившихся меду и потерявших сознание, и легко умертвили их. Некоторые из этих варваров назывались бизерами.

XII. III. 19. Современные халдеи в древности назывались халибами. Как раз напротив их области находится Фарнакия, которая на море имеет выгоды от ловли пеламид (ведь здесь впервые начали ловить эту рыбу), а на суше - рудники, теперь железные рудники, а прежде даже серебряные. Вообще побережье в этой области совсем узкое; ведь как раз над ним поднимаются горы со множеством рудников, покрытые густым лесом, и только небольшая часть земли обрабатывается. Таким образом, рудокопам остается только добывать пропитание для жизни работой на рудниках, а занимающимся морским промыслом - рыбной ловлей, особенно пеламид и дельфинов. Ведь эти последние, преследуя стаи рыб - кордил, тунцов и самих пеламид, - становятся жирными, а оттого что они слишком быстро в погоне за приманкой приближаются к берегу, их легко ловить. Только жители Фаркании ловят дельфинов на приманку, разрубают их на куски, пользуясь жиром для всевозможных надобностей.

XII. III. 20. Этих халибов, думается мне, Гомер упоминает в "Списке кораблей" после пафлагонцев, называя их гализонами:
Рать гализонов Годий и Эпистроф вели из Алибы,
Стран отдаленных, откуда исход серебра неоскудный;

(Ил. II, 856)
или же, если текст изменен, из
:Халибы, стран отдаленных,
или эта народность и прежнее время называлась "алибами" вместо "халибов". Ведь как теперь невозможно называть их "халдеями", производя это имя от "халибов", так и прежде нельзя было давать им имя "халибов" вместо "алибов", тем более что имена народностей, особенно у варваров, сильно изменялись. Так, например, некоторых фракийцев называли синтиями, затем саийцами, где Архилох, как он сам говорит, бросил свой щит:
Носит теперь горделиво саиец мой шит безупречный:
Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.

(Фрг. 6. Бергк)
Эта самая народность теперь называется сапеями. Все они жили около Абдер и па островах около Лемноса. Далее бригийцы, бриги и фригийцы- одна и та же народность; как и мисийцы, меоны и мейоны. Нет необходимости увеличивать число примеров. Деметрий Скепсийский также предполагает превращение их названия из алибов в халибов; но так как он не понимает того, что следует и что соответствует этому, в особенности почему Гомер назвал халибов гализонами, то отвергает это мнение. Я со своей стороны, сопоставив мои и его соображения, также рассмотрю предположения других писателей.

XII. III. 28. Над областью Фарнакии и Трапезунта обитают тибарены и халдеи, простирающиеся до Малой Армении. Последняя страна довольно плодородна. Малой Арменией, как и Софеной, всегда правили местные властители, которые то сохраняли дружественные отношения с остальными армянами, то были независимы от них. Им были подвластны халдеи и тибарены, так что их держава простиралась вплоть до Трапезунта и Фарнакии. Укрепив свое могущество, Митридат Евпатор стал владыкой Колхиды и всех этих стран, уступленных ему Антипатром, сыном Сисиды. Митридат проявлял столь большую заботу об этих областях, что построил там 15 укреплений, где и хранил большую часть своих сокровищ. Самые значительные из них - это Гидара, Басгедариза и Синория. Последнее местечко находилось на самой границе Великой Армении, почему Феофан и изменил ее имя в Сюнорию. Действительно, по всей горной цепи Париадра много подходящих мест для таких укреплений, так как местность эта обильна водой и лесом и во многих местах покрыта отвесными обрывами и кручами. Во всяком случае здесь было построено большинство укрепленных казнохранилищ. В конце концов сам Митридат, когда Помпеи напал на его страну, в поисках убежища бежал на эти окраины Понтийского царства. Захватив около Дастир в Акилисене обильную водой гору (поблизости протекал также Евфрат, отделяющий Акилисену от Малой Армении), Митридат оставался там до тех пор, пока не был вынужден осадой бежать через горы в Колхиду, а оттуда на Боспор. Около этого места в Малой Армении Помпеи основал город Никополь, существующий еще и теперь и хорошо населенный.

XII. III. 29. Малой Арменией в разное время управляли различные властители по воле римлян; в последнее время она находилась под властью Архелая. Тибаренами же и халдеями до Колхиды, Фарнакии и Трапезунта управляет Пифодорида, женщина мудрая, способная руководить государственными делами. Она дочь Пифодора из Тралл. Выйдя замуж за Полемона, она некоторое время была его соправительницей; после кончины мужа в стране так называемых аспургианов (одного из варварских племен, обитающих около Синдики) она унаследовала его власть. От Полемона у нее было двое сыновей и дочь. Последняя вышла замуж за Котиса сапейца; после того как Котис был предательски убит, она осталась вдовой с детьми от него. Старший из ее сыновей теперь управляет страной. Что касается сыновей Пифодориды, то один из них помогает матери в управлении в качестве частного лица, тогда как другой недавно поставлен царем Великой Армении. Сама Пифодорида вышла замуж за Архелая и жила с ним до его кончины. Теперь она вдова, владеет вышеупомянутыми областями и другими еще более культурными, к описанию которых я сейчас перейду.

XVII. III. 24. Таково состояние частей обитаемого нами мира. Но так как римляне владеют лучшей и наиболее известной его частью, превзойдя всех прежних властителей, которые нам известны, то стоит дать хотя бы крат кий очерк пространства их империи. Я уже упомянул раньше, как они, выйдя из одного города, именно из Рима, овладели целой Италией путем войн и мудрого государственного управления; как они, действуя с тем же искусством, кроме Италии, присоединили к своей державе еще и окрестные земли. Из трех материков они владеют почти что целой Европой, кроме земель по ту сторону Истра и приокеанских областей между Реном и Танаисом. Все ливийское побережье Нашего моря подвластно им; другая же часть Ливии вовсе необитаема или обитаема плохо кочевыми племенами. Подобным же образом все азиатское побережье Нашего моря подчинено им, если не считать областей ахейцев, зигов и гениохов, где в ущельях и бесплодных местностях население ведет разбойничью и кочевую жизнь. Что касается внутренних областей материка и земель, расположенных в глубине, то одной частью их владеют сами римляне, а другой- парфяне и живущие над ними варвары; к востоку и северу живут индийцы, бактрийцы и скифы, а затем арабы и эфиопы. Однако постоянно от этих народов какая-то часть владений отходит к римлянам. Из всей подвластной римлянам земли одними частями управляют цари, другими римляне владеют сами под названием провинций и посылают туда префектов и сборщиков податей. Есть даже несколько свободных городов: одни из них были исконно в "дружбе" с римлянами, других же римляне сами освободили в знак уважения к ним. Есть несколько подвластных им правителей племенных вождей и жрецов. Эти живут, управляясь какими-то отеческими законами.


60 г. до н. э. Упоминания у Диодора Сицилийского


Диодор Сицилийский (вторая половина I в. до н.э.) "Библиотека"

IV.46. Про Медею рассказывают, что она узнала от матери и сестры все свойства зелий, но отличалась совершенно противоположным характером: она постоянно спасала из опасностей приплывавших к их стране чужеземцев: то просьбами и ласками испрашивала она у отца пощаду обреченным на смерть, то сама, выпуская их из-под стражи, заботилась о безопасности несчастных, так как Ээт, отчасти по своей собственной жестокости, отчасти по внушениям жены своей Гекаты, сохранил в силе обычай убивать чужестранцев. (2) Так как Медея все более и более противодействовала жестоким намерениям своих родителей, то Ээт, как говорят, опасаясь злых умыслов со стороны дочери, отдал ее под свободный надзор; но Медее удалось убежать в священный участок Гелиоса, лежавший на берегу моря. (3) Как раз в это время аргонавты на пути из Таврики ночью приплыли к вышеупомянутому участку в Колхиде. Здесь они встретили Медею, блуждавшую по морскому берегу, и, узнав от нее об обычае убивать чужестранцев, похвалили кротость девицы; затем, открыв ей свой план, в свою очередь узнали от нее, какой опасности подвергается она со стороны отца за свое сострадание к чужестранцам.(4) Когда таким образом их интересы оказались общими, Медея обещала содействовать им, пока они не приведут в исполнение предпринятый подвиг, а Язон дал ей клятвенное обещание жениться на ней и иметь своею сожительницей до конца жизни. (5) После этого аргонавты, оставив стражу при корабле, ночью вместе с Медеей отправились за золотым руном. Теперь следует подробно рассказать и о нем, чтобы известно было все, что относится к настоящему рассказу.

47. Рассказывают, что Фрикс, сын Афаманта, спасаясь от козней мачехи, бежал со своею сестрою Геллой из Эллады. Когда они по некоему божественному провиденпю переправлялись пз Европы в Азию на златорунном баране, девушка упала в море, которое по ней было названо Геллеспонтом, а Фрикс, отправившись в Понт, пристал к Колхиде и согласно приказанию оракула принес барана в жертву, а шкуру его посвятил в святилише Ареса. (2) После этого колхидскому царю Ээту дано было предсказание, что он тогда окончит свою, жизнь, когда приезжие чужестранцы увезут золотое руно. По этой-то причине, а вместе с тем и по природной жестокости, он приказал убивать чужестранцев с той целью, чтобы ни один чужестранец не осмелился вступить в его страну, когда повсюду разнесется молва о дикости колхов. Кроме того, он окружил священный участок стеной и поставил там многочисленную стражу из жителей Таврики. Поэтому-то и сложились у эллинов чудесные сказания; (3) ходили слухи, что около святилища были огнедышащие быки, а руно охранял дракон; с тавров одноименное название было перенесено на силу быков, а жестокость, проявлявшаяся в убиении чужестранцев, дала повод к рассказам, будто быки эти дышали огнем; подобным же образом охранитель святилища назывался Драконом, а поэты перенесли это имя на чудесное и страшнее животное. (4) К подобным же выдумкам относятся и рассказы о Фриксе. Одни говорят что он переплыл через море на корабле, имевшем на носу изображение бараньей головы, и что Гелла, страдая от морской болезни, перевесилась через борт корабля и упала в море. (5) Другие рассказывают, что в то время, когда был захвачен Фрикс со своим воспитателем, гостил у колхов зять Ээта, царь скифский, который, влюбившись в мальчика, получил его в подарок от Ээта, полюбил как родного сына и оставил ему царство; воспитатель же его, которого звали Крием [бараном], был принесен в жертву богам, а содранная с его тела кожа по местному обычаю была прибита к храму. (6) После, когда Ээту дано было предсказание, что он тогда умрет, когда приплывут в его страну чужестранцы и увезут кожу Крия, царь, как рассказывают, окружил стеной святилище, поставил там стражу и, кроме того, позолотил кожу для того, чтобы она благодаря своему блеску была как можно тщательнее охраняема воинами. Каждому читателю предоставляется судить об этих сказаниях по собственному вкусу.

48. Медея, как рассказывают, провела аргонавтов к святилищу Ареса, отстоявшему на семьдесят стадиев от города, который носил имя Сибариса и был столицей колхов; подойдя ночью к запертым воротам, она окликнула стражей на таврическом наречии. (2) Когда же воины с готовностью отворили ин ворота, как царской дочери, аргонавты, говорят, напав с обнаженными мечами, убили многих варваров, а остальных, испуганных неожиданностью, выгнали из священного участка и, захватив руно, поспешили с ним к кораблю. (3) Точно так же Медея ядом умертвила в священном участке баснословного неусыпного дракона, обвившего руно, и вместе с Язоном направилась к морю. (4) Когда разбежавшиеся тавры донесли царю о случившемся нападении, то, говорят, Ээт, отправившись со своими телохранителями в погоню за эллинами, догнал их близ моря. Прямо с дороги вступив в сражение, он убил одного из аргонавтов-Ифита, брата Эврисфея (того самого, который давал поручения Гераклу), но затем, когда он с толпой сподвижников напал на других и стал слишком сильно теснить, то был убит Мелеагром. (5) Когда царь пал и эллины ободрились духом, колхи обратились в бегство, и большая часть их была перебита во время преследования; из числа же героев оказались ранеными Язон и Лаэрт, затем Аталанта и так называемые Феспиады; говорят, что Медея в несколько дней исцелила их корнями и травами, и аргонавты, запасшись провиантом, отплыли обратно...
XIV. 29. Пробыв в этих деревнях восемь дней, эллины прибыли к реке Фасису; проведя там четыре дня, пошли через область хаев и фасианов. При нападении туземцев они победили их в стычке и многих перебили, а сами, захватывая хутора туземцев, наполненные добром, провели в них пятнадцать дней. (2) Поднявшись оттуда, в течение семи дней прошли так называемую Халдейскую область и прибыли к реке, по имени Гарпаг, шириною в четыре плетра. Оттуда, двигаясь по области скифинов, они прошли по ровной дороге, на которой в течение трех дней оправились, имея в изобилии все необходимое. После этого, двинувшись вперед, на четвертый день пришли к большому городу, называемому Гимнасией. (3) Из него начальник этих местностей заключил с ними договор и представил проводников к морю. Через пятнадцать дней, когда, придя на гору Хений, шедшие впереди увидели море, они чрезвычайно обрадовались и подняли такой крик, что бывшие в хвосте, предполагая нападение неприятелей, взялись за оружие. (4) Когда же все взошли на место, откуда видно было море, то, воздев руки, благодарили богов, считая себя уже спасенными; снеся в одно место множество камней и сделав из них большие кучи, они посвятили варварские доспехи, желая оставить вечный памятник своего похода. Проводнику они подарили серебряную чашу и персидскую одежду; он показал им дорогу к макронам и удалился. (5) Эллины же, вступив в область макронов, заключили договор и в подтверждение его верности получили от них варварское копье, а сами дали эллинское: варвары сказали им, что этот обычай передан им от предков, как величайший залог верности. Пройдя через их пределы, эллины вступили в страну колхов. (6) В нее собрались против них туземцы, но они одолели их в битве и многих убили, а сами, заняв укрепленный холм, стали опустошать страну и, принося на него добычу, отдыхали среди изобилия.

30. В этих местах встречались во множестве борти, из которых добывались превосходные соты; но попробовавшие их подвергались странным припадкам: поевшие их теряли сознание и, падая на землю, уподоблялись мертвым. (2) А так как многие поели этого меда вследствие сладкого его вкуса, то скоро оказалось множество упавших, как бы после поражения на войне. Поэтому войско провело этот день в унынии, пораженное странностью случая и множеством пострадавших; но на следующий день около того же часа все стали оправляться и, понемногу приходя в сознание, встали и чувствовали себя подобно выздоровевшим от принятого яда. (3) Оправившись и точение трех дней, они двинулись в эллинский город Трапезунт, колонию синопейцев, лежащую в области колхов. Проведя здесь тридцать дней, они нашли широкое гостеприимство у местных жителей, а сами совершили Гераклу и Зевсу-спасителю жертвоприношение и гимнические состязание на том месте, где по преданию пристал корабль Арго и Язон со своими спутниками. (4) Оттуда они послали своего предводителя Хейрисофа в Византий за судами и триерами: он говорил, что он дружен с византийским навархом Анаксибием. Итак, они послали его на лодке, а сами, взяв у трапезунтцев два гребных суденышка, стали грабить окрестных варваров на суше и на море. (5) Тридцать дней поджидали они Хейрисофа; но так как он не являлся, а продовольствие у людей истощалось, то они двинулись из Трапезунта и на третий день прибыли в эллинский город Керасунт, колонию синопейцев; проведя в нём несколько дней, пришли к племени моссиников. (6) Варвары собрались было против них, но они одолели их в битве и многих перебили; когда же варвары сбежались в одно местечко, в котором жили они в семиэтажных деревянных башнях, эллины, сделав беспрерывные приступы, взяли его силой. Это местечко было главой прочих укреплений и в нем жил царь их в самом высоком месте. (7) По исконному обычаю он остается в нем всю жизнь и оттуда раздает приказания подданным. Воины говорили, что этот народ самый варварский из пройденных ими, что они совокупляются с женщинами у всех на виду, что дети самых богатых родителей кормятся вареными каштанами и что все с детства татуированы на спине и на груди. Эту область эллины прошли в восемь дней, а следующую, называемую Тнбаренскою, - в три. Оттуда прибыли в эллинский город Котиоры, колонию сннопейцев:


Материалы:

Историческая библиотека. Греческая мифология. Диодор Сицилийский


43 г. до н. э. Упоминания у Публия Овидия Назона


Публий Овидий Назон (43 г. до н.э. - 17/18 г.н.э.)

По А.В. Подосинов. Произведения Овидия как источник по истории Восточной Европы и Закавказья (тексты, перевод, комментарий). М. 1985.

ПОСЛАНИЯ ГЕРОИНЬ

Послание VI Гипсипила Ясону

1-2 Говорят, что ты [ т.е. Ясон] обогащенный шкурой золотой овцы, возвратясь, причалил свой корабль к побережьям Фессалии.
9-14 [ Гипсипила укоряет Ясона в том, что он не прислал ей письма, в котором рассказал бы о своих приключениях в Колхиде.]
9 Почему же молва о тебе дошла до меня раньше, чем письмо?
[Рассказывают, что] священные быки Марса впряглись в согнутое ярмо. Из разбросанных семян выросли побеги мужей, но твоя десница не понадобилась, чтобы их умертвить; овечью шкуру охранял постоянно бодрствующий дракон, однако рыжая шерсть была похищена храброй рукой.
[ Следуют упреки в молчании Ясона. ]
19-20
19 Рассказывают, что с тобой прибыла варварка-колдунья, овладевшая обещанной мне частью [брачного] ложа.
32-37 [ Недавно приезжал гость из Фессалии, который поведал о Ясоне. ]
32 Он рассказывает, как пахали медноногие быки Марса, как ядовитые зубы упали в почву вместо семени и вдруг внезапно появи-
35 -лись вооруженные мужи; как рожденные землей люди погибли от междоусобного Марса и завершился рок их жизни, ограниченный одним днем. Был побежден змей.
83-109 [С 79 стрк. Гипсипила переходит к обсуждению Медеи, своей новой соперницы. ]
83 [Медея] нравится не красотой лица и не своими заслугами, но она знает заклятия и жнет заговоренным серпом зловещие травы.
85 Она пытается насильно свести Луну с ее пути и спрятать во мрак коней Солнца, она обуздывает воды и останавливает извилистые реки, она сдвигает с места леса и оживляет скалы. Она блуждает по
90 могилам, распустив волосы, и выбирает из теплых [еще погребальных] костров нужные ей кости. Она насылает проклятия на отсутствующих и прокалывает восковые изображения, вонзает в несчастную печень тонкие иглы и [делает еще] такое, о чем лучше мне было бы не знать: дурно снискивать любовь травами - ее нужно завоевать
95 [добрым] нравом и красотой. И ее-то ты можешь обнимать и, оставшись с ней наедине на ложе, предаваться бесстрашно сну в молчании ночи? Стало быть, тебя она заставила нести ярмо, так же как и быков, и укротила тебя теми же средствами, что и диких змей. Добавь [к этому] что она желает приписать себе подвиги твои и твоих спод-
100 -вижников - жена препятствует славе супруга! Да и кто-нибудь из приверженцев Пелия припишет [успех] предприятия ядам и убедит народ в том, что не Эсонид, но фасиянка, дочь Ээта, добыла
105 золотое руно фриксовой овцы. Ни мать твоя Алкимеда не одобряет [вашего брака] - спроси ее, ни отец, к которому явилась невестка с ледяного полюса. Пусть она ищет себе мужа на Танаисе, в болотах сырой Скифии и у истоков Фасиса.
125-136 [До 125 стрк. речь идет о вероломстве Ясона, знатности и богатстве Гипсипилы и о двух сыновьях, рожденных Типсипилой от Ясона. ]
125 Я уже было приказала отвезти [к тебе сыновей] в качестве послов их матери, но свирепость мачехи остановила начатый путь. Я испугалась Медеи, ведь Медея больше, чем мачеха: руки Медеи способны
130 на любое преступление. Разве пощадит моих детей та, которая смогла разбросать по полям растерзанное тело брата? И это ее-то, как говорят, ты предпочел ложу Гипсипилы, о безумный, похищенный у меня колхскими отравами! Постыдным образом она, девица, познала чужого мужа, меня же тебе и тебя мне вручил стыдливый
135 брачный факел. Она предала отца - я выхватила из-под ножа То-анта. Она покинула колхов - я живу в моем Лемносе.
Послание XII Медея Ясону
1-2 1 А ведь помнится, когда я была царицей колхов, у меня нашлось для тебя время, когда ты попросил, чтобы мое искусство помогло тебе.
7-18 [Медея сетует на свои несчастья ]
7 Горе мне! Зачем отправилось некогда за фриксовой овцой пелионское древо, гонимое юношескими руками? Зачем мы, колхи,
10 увидали однажды магнесийский. Арго и вы, греки, отпили фасийской воды? Зачем мне полюбились больше обычного твои белокурые кудри, твоя красота и неискренняя приятность твоей речи? Пусть [уж лучше] забывчивый Эсонид, когда невиданный ранее корабль смельчака прибыл к нашим пескам и привез мужей, пошел
15 бы в извергаемый быками огонь и в их огненные пасти, не умащенный заранее зельем; пусть он разбросал бы семена и посеял такое же количество врагов, чтобы сам сеятель пал от собственного посева.
[ Тогда Медее не пришлось бы испытать столько горя.]
23-30 Ты по приказу [Пелия] направил не испытанный прежде корабль к колхам и прибыл в счастливое царство моей родины. Там
25 я, Медея, была тем же, чем здесь является твоя новая жена. Мой отец был так же богат, как ее. Этот владеет Эфирой, омываемой двумя морями, тот же - всеми [землями] вплоть до заснеженной Скифии, там, где расположен левый берег Понта. Радушно встре-
30 тил Ээт пеласгийских юношей, и вы, греки, расположились на расписных ложах.
[Далее Медея рассказывает, как, едва увидев Ясона, влюбилась в него.]
39-52
39 Между тем тебе приказывают, чтобы ты впряг в непривычный для диких быков плуг их крепкие шеи. Быки Марса были страшны не только рогами: их дыхание было ужасным пламенем, ноги были тверды медью, и ноздри также были покрыты медью, которая по-
45 чернела от дыхания быков. Далее было приказано, чтобы ты жертвенной рукой разбросал по широкой пашне семена, которые породят толпы людей, чтобы они метнули в твое тело копья, рожденные
50 вместе с ними. Такая жатва опасна для своего жнеца. Последним испытанием было каким-либо способом обмануть глаза стража, не знакомые со сном. Так сказал Ээт. Вы все поднимаетесь в унынии, и высокий стол отодвигается от пурпурных лож.
67-70 [ Медея решает помочь Ясону.]
67 Есть роща, темная от сосновых и дубовых крон, куда едва могут проникать лучи солнца; в ней находится - по крайней мере, нахо-
70 дилось раньше - святилище Дианы. [Там] стоит золотая [статуя] богини, сделанная варварской рукой.
[ В этой роще встретились Ясон и Медея, у которой Ясон просил помощи, обещая сделать ее своей женой; Медея согласна.]
93-116
93 Ты запрягаешь медноногих быков, не опалив своего тела, и вспахиваешь твердую землю плугом, каким было тебе приказано. Пашню
95 ты наполняешь вместо семян отравленными зубами; рождаются воины, имеющие мечи и щиты. Даже я, давшая тебе снадобья, сидела бледная, когда увидела нежданных мужей с оружием в руках, пока рожденные землей братья - удивительное дело - не вступили
100 между собой в рукопашную схватку. Вот уже бессонный страж, ощетинив звенящую чешую, шипит и, выгнув спину, скребет землю. Где тогда были богатства приданого [Креусы]? Где была твоя царственная супруга, где Истм, разделяющий воды двух морей? Ведь
105 это я, которая вдруг стала для тебя теперь варваркой, которая теперь бедна для тебя и кажусь опасной, усыпила огненные глаза снотворным и дала тебе возможность без риска похитить руно. Предан был отец,
110 я покинула царство и родину и претерпела испытания, которые свойственны изгнанникам. Моя девственность стала добычей чужеземного разбойника, я бросила лучшую в мире сестру и дорогую мать, а вот тебя, брат мой, я не покинула в бегстве моем. В этом одном
115 месте в моем письме будет пропуск: моя рука не осмеливается писать о том, что сама же дерзнула совершить; меня надо было растерзать вместе с тобой, [брат].
Метаморфозы.
Много трудностей перенеся под предводительством славного Ясона, наконец вошли они в быстрые воды тинистого Фасиса. Когда же они пришли к царю и потребовали фриксово руно, им предлагается совершить великое множество труднейших подвигов. Между тем дочь Ээта почувствовала
10 сильное пламя [любви]; после долгой борьбы, не в состоянии победить безумную страсть рассудком, она сказала: "Напрасно ты сопротивляешься, Медея! Против тебя - какой-то бог, удивительно, что это или нечто подобное этому и зовется любовью..."
[Медея размышляет, что ей делать - помочь Ясону и уехать с ним или остаться на родине.]
VII, 55-58
55 "Внутри меня - величайший бог! Я немногое оставлю [на родине]; достигну же большего: меня будут прославлять за спасение ахейской молодежи, я познакомлюсь с лучшим краем и городами, слава о которых доходит также и сюда, [узнаю] обычаи и искусства [тех] мест."
VII, 72-77
[Затем Медея осознает преступность своих замыслов и приходит от них в ужас.]
72 [Так] сказала она, и перед ее глазами встали справедливость, благочестие и стыд, и уже было обратился в бегство поверженный Купидон. Она отправилась к древним алтарям Персеевой Гекаты,
75 скрытым тенистой рощей и глухим лесом, она уже укрепилась [духом], и уже утихла прогнанная страсть, как вдруг она видит Эсонида, и снова вспыхнуло угасшее пламя.
[ Следует описание возродившейся страсти. ]
VII, 84-143
84 В этот день сын Эсона оказался прекраснее, чем обычно: [этим] вполне можно извинить влюбленную. Она смотрит, не отрывая глаз от его лица, словно только что [впервые] увидев его; ей, безумной, кажется, что она видит лицо не смертного [человека] и не [может]
90 отвернуться от него. И как только гость начал говорить и, взяв ее за руку, покорным голосом попросил о помощи, пообещал [за нее] брачное ложе, она, заливаясь слезами, сказала: "Я вижу, что мне делать; меня не неведение истины обманет, но любовь; ты будешь спасен с моей помощью, но, спасшись, воздай обещанное". Тот кля-
95 нется святынями трехликой богини, чье божество обитало в той роще, всевидящим отцом будущего тестя, [успехом] своего предприятия и великими опасностями. Она поверила ему, и он тут же получил заговоренные травы, научился их употреблению и, радо-
100 стный, вернулся в свои палаты. Следующая Аврора прогнала мерцающие звезды. Толпы людей сходятся на священное поле Марса и располагаются на холмах. Посреди толпы воссел сам царь в пурпурном [одеянии], выделяясь своим скипетром из слоновой
105 кости. Вот уже медноногие быки выдыхают из стальных ноздрей Вулкана, и горят тронутые паром травы. Подобно тому как шипят полные очаги или рассыпавшиеся в земляной печи кремни вспыхивают огнем при обрызгивании водой, - так шипят их груди
110 испускающие заключенное внутри пламя, и обожженные глотки. Однако им навстречу идет сын Эсона. В ярости повернули они к подходящему [ Ясону] свои страшные морды и окованные железом рога, стали бить раздвоенными копытами пыльную землю и напол-
115 нили местность мычанием и дымом. Минийцы застыли от страха. Он же подходит, не ощущая выдыхаемого ими [пламени] - вот что могут зелья, - смелой рукой оглаживает висячие подгрудки и, надев на них ярмо, заставляет тащить тяжелейший плуг и рассекать
120 железом непривычное [к пахоте] поле. Колхи удивляются, минийцы же криками усиливают и прибавляют [Ясону] смелости. Затем он берет змеиные зубы в медном шлеме и разбрасывает их по вспаханному полю. Почва размягчает пропитанные сильным ядом семе-
125 на; посеянные зубы вырастают и превращаются в новые тела. Как дитя в материнском чреве принимает человеческий облик, в свои сроки слагается внутри чрева и, только созрев, выходит на воздух, общий [всем людям], так и здесь, после того как в недрах обремененной земли сотворился образ человека, он вырастает на плодород-
130 ном поле и, что еще более удивительно, только появясь на свет, потрясает оружием. Когда пелазги увидели копья с заостренными лезвиями, готовые полететь в голову гемонийского юноши, - они опустили от страха глаза и пали духом. Даже та, которая сдела-
135 ла его неуязвимым, сама испугалась и, видя, что столь много врагов нападает на одного юношу, побледнела и вдруг села, помертвевшая и похолодевшая [от ужаса]. Чтобы данные ею зелья не оказались слишком слабы, она произносит дополнительное заклинание и взывает к таинственным искусствам. Он же [ т.е. Ясон], бросив в гущу
140 врагов тяжелый камень, отвращает от себя Марса и обращает его против них самих. Землерожденные братья умирают, раня друг друга, и погибают в междоусобной битве. Победителя приветствуют ахейцы, они принимают его к себе и сжимают его в жадных объятиях.
[ Медея также была рада этой победе. ]
VII, 149-158
149 Остается усыпить зельями вечно бодрствующего дракона, который, снабженный гребнем, тремя языками и кривыми клыками, сторожил, вызывая ужас у всех, золотое дерево. После того как [Медея] окропила его зельем с влагой Леты и трижды сказала слова, вызывающие мирные сны, останавливающие бурное море и быстрые
155 реки, - сошел сон на незнакомые ему глаза, и Эсонов герой овладел золотом и, гордый своей добычей и везя с собой вторую добычу - [Медею], сделавшую [ему этот] подарок, победитель с супругой причалил в Иолкском порту.
Послание IV, 10
К Альбиновану Педону
25 :. Какой бы лай ни подняли чудовища из обрубленного паха Сциллы, все же гениохские корабли причинили морякам больше вреда. Ты не можешь сравнить и Харибду с враждебными ахейцами, хотя она трижды изрыгает трижды выпитую морскую воду. Хотя [эти племена] свободнее плавают в правой части
30 [Понта], и эта сторона не безопасна от них.



Материалы:

А.В. Подосинов. Произведения Овидия как источник по истории Восточной Европы и Закавказья (тексты, перевод, комментарий). М. 1985.



cron